На главную

 

Доброе и худое древо

 

 

В большинстве распространенных в наше время течений христианства Библия в современном ее виде считается священной, боговдохновенной книгой. Какими бы ни были доктринальные отличия между католицизмом, православием и разными течениями протестантизма, все их объединяют множество общих положений, взятых из книг Старого и Нового заветов. Одним из краеугольных столпов вероучения большинства современных христиан является утверждение о преемственности иудаизма и христианства и, соответственно, Старого и Нового заветов. Предполагается, что истинный Бог, Небесный Отец, о котором говорит Иисус в книгах Нового Завета, и есть Иегова (Яхве) бог, выведший евреев из Египта, продиктовавший Моисею десять заповедей и помогавший евреям в их завоевании "Земли обетованной". Но так ли это на самом деле? Внимательное изучение самой Библии позволяет в этом усомниться.

Нижеприведенный анализ основывается на прямых цитатах из Библии (Синодальное издание). Сами цитаты выделены цветом.

Во-первых, давайте рассмотрим, что мы знаем о самом Боге и что говорится о нем в книгах Старого и Нового заветов. Мы принимаем как само собой разумеющееся, что Бог любящ, справедлив и милосерден. Нельзя сказать о Боге лучше, чем сказано в Первом послании Иоанна. "Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь" (1 Иоан. 4:8); "Бога никто никогда не видел: если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас" (1 Иоан.4:12). "И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем" (1 Иоан. 4:16)

Но уже с первых глав Ветхого Завета перед нами проступает образ Иеговы, совершенно не похожий на образ любящего, доброго и милостивого Бога. В главе 3 книги Бытия, Иегова проклял Адама и Еву и изгнал их из рая за, по сути, небольшой проступок (съеденный запретный плод). Плод этот, как известно, был не простым, а таким, что "дает знание". "И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно. И выслал его Господь Бог из сада Едемского" (Быт. 3:22-23). Не парадокс ли: Бог, который имеет совершенную любовь к человеку, противится тому, чтобы люди получили знание; мало того, он опасается, что Адам может получить бессмертие, вкусив от дерева жизни, и, чтобы это предотвратить, изгоняет его из рая!

Впоследствии Ветхий Завет приписывает Иегове целый ряд поступков, в высшей мере странных, если принять представление о Иегове как боге, который "есть любовь". Взять хотя бы истребление всего живого при потопе или смешение языков строителей Вавилонской башни "так, чтобы один не понимал речи другого" (Быт. 11:7). Перед Исходом Иегова "ожесточил сердце фараона" (Исх. 7:3), который не отпускал евреев из Египта, а затем навел на по сути невиновных египтян десять казней, в том числе убив множество людей, поразив "всех первенцев в земле Египетской" (Исх. 12:29). После Исхода он сделал то же самое и в отношении ханаанейцев: "Ибо от Господа было то, что они ожесточили сердце свое и войною встречали Израиля, для того, чтобы преданы были заклятию и чтобы не было им помилования, но чтобы истреблены были так, как повелел Господь Моисею" (Иис. Н. 11:20). Таким образом, было истреблено множество невинных людей, поскольку ожесточение их было "от Господа".

Среди всех десяти заповедей заповедь "не убий", пожалуй, самая известная. Но не раз в Ветхом Завете Иегова призывает людей к обратному убивать. Например, в случае, когда кто-либо брат, сын, дочь, жена призывает тебя служить богам иным, "да не пощадит его глаз твой, не жалей его и не прикрывай его; но убей его; твоя рука прежде всех должна быть нем, чтобы убить его, а потом руки всего народа. Побей его камнями" (Втор. 13:7-9).

Господь наказывал людей смертью за самые малые прегрешения; например, в главе 15 книги Числа описан случай "когда сыны Израилевы были в пустыне, нашли человека, собиравшего дрова в день субботы" (Чис. 15:32). В то время, когда люди сомневались, какое наказание применить к нарушителю, "И сказал Господь Моисею: должен умереть человек сей; пусть побьет его камнями все общество вне стана" (Чис. 15:35). Сообразуется ли такое повеление с представлениями о "милосердном Боге"?

Еще один пример: когда библейский пророк Елисей "шел дорогою, малые дети вышли из города, и насмехались над ним и говорили ему: иди, плешивый! Иди, плешивый! Он оглянулся и увидел их и проклял их именем Господним. И вышли две медведицы из леса и растерзали из них сорок два ребенка" (4 Цар. 2:23-24). В данном месте, причиною страшной расправы над детьми была хоть и не прямая воля Иеговы, но проклятие, наложенное его пророком на малолетних детей за их невинную шалость. Сообразуется ли тяжесть такого наказания с величиной проступка?

Волею Иеговы была превращена в соляный столб жена Лота, все прегрешение которой состояло в том, что она, ослушавшись, оглянулась на Содом и Гоморру, когда вместе с Лотом выходила оттуда во время их уничтожения Иеговой (Быт., гл. 19). Когда некоторые из евреев усомнились в правоте Моисея и Аарона, "вышел огонь от Господа, и пожрал тех двести пятьдесят мужей, которые принесли курение" (Числ. 16:35), а когда все общество сынов Израилевых возроптало, видя такую жестокость, волею Иеговы "умерло от поражения четырнадцать тысяч семьсот человек, кроме умерших по делу Корея" (Числ. 16:49), и только благодаря заступничеству Моисея и Аарона поражение прекратилось. И после этого Иегова не раз насылал на "ропщущих" евреев смертельные бедствия (напр., Числ. 21:6).

Впрочем, иногда Иегова наказывает людей смертью и совсем без повода. "И собрал снова Давид всех отборных людей из Израиля, тридцать тысяч. И встал и пошел Давид и весь народ, бывший с ним из Ваала Иудина, чтобы перенести оттуда ковчег Божий, на котором нарицается имя Господа Саваофа, сидящего на херувимах. И поставили ковчег Божий на новую колесницу и вывезли его из дома Аминадава, что на холме. Сыновья же Аминадава, Оза и Ахио, вели новую колесницу. И повезли ее с ковчегом Божиим из дома Аминадава, что на холме; и Ахио шел пред ковчегом. А Давид и все сыны Израилевы играли пред Господом на всяких музыкальных орудиях из кипарисового дерева, и на цитрах, и на псалтирях, и на тимпанах, и на систрах, и на кимвалах. И когда дошли до гумна Нахонова, Оза простер руку свою к ковчегу Божию и взялся за него, ибо волы наклонили его. Но Господь прогневался на Озу, и поразил его Бог там же за дерзновение, и умер он там у ковчега Божия. И опечалился Давид, что Господь поразил Озу. Место сие и доныне называется: "поражение Озы"" (2 Царств 6:1-8). Получается, Оза "наказан" за то, что хотел помочь (придержать ковчег).

Еще пример: "Гнев Господень опять возгорелся на Израильтян, и возбудил он в них Давида сказать: пойди, исчисли Израиля и Иуду. И сказал царь Иоаву военачальнику, который был при нем: пройди по всем коленам Израилевым от Дана до Вирсавии, и исчислите народ, чтобы мне знать число народа. И сказал Иоав царю: Господь Бог твой да умножит столько народа, сколько есть, и еще во сто раз столько, а очи господина моего царя да увидят это; но для чего господин мой царь желает этого дела? Но слово царя Иоаву и военачальникам превозмогло; и пошел Иоав с военачальниками от царя считать народ Израильский. И перешли они Иордан и остановились в Ароере, на правой стороне города, который среди долины Гадовой, к Иазеру; и пришли в Галаад и в землю Тахтим - Ходши; и пришли в Дан - Яан и обошли Сидон; и пришли к укреплению Тира и во все города Хивеян и Хананеян и вышли на юг Иудеи в Вирсавию; и обошли всю землю и пришли чрез девять месяцев и двадцать дней в Иерусалим. И подал Иоав список народной переписи царю; и оказалось, что Израильтян было восемьсот тысяч мужей сильных, способных к войне, а Иудеян пятьсот тысяч. И вздрогнуло сердце Давидово после того, как он сосчитал народ. И сказал Давид Господу: тяжко согрешил я, поступив так; и ныне молю Тебя, Господи, прости грех раба Твоего, ибо крайне неразумно поступил я. Когда Давид встал на другой день утром, то было слово Господа к Гаду пророку, прозорливцу Давида: пойди и скажи Давиду: так говорит Господь: три наказания предлагаю Я тебе; выбери себе одно из них, которое совершилось бы над тобою. И пришел Гад к Давиду, и возвестил ему, и сказал ему: избирай себе, быть ли голоду в стране твоей семь лет, или чтобы ты три месяца бегал от неприятелей твоих, и они преследовали тебя, или чтобы в продолжение трех дней была моровая язва в стране твоей? теперь рассуди и реши, что мне отвечать Пославшему меня. И сказал Давид Гаду: тяжело мне очень; но пусть впаду я в руки Господа, ибо велико милосердие Его; только бы в руки человеческие не впасть мне. И послал Господь язву на Израильтян от утра до назначенного времени; и умерло из народа, от Дана до Вирсавии, семьдесят тысяч человек." (2 Царств 24:1-15). Видим, что сначала Господь "возбудил" в царе Давиде желание совершить неугодный Господу поступок, а потом сам же и наказал за этот поступок, причем даже не самого Давида, а 70 тысяч совершенно невиновных в нем людей!

"Земля обетованная", в которую привел Иегова евреев, была уже заселена многочисленными народами. Как должны были поступить с ними евреи? Читаем: "и предаст их тебе Господь, Бог твой, и поразишь их: тогда предай их заклятию, не вступай с ними в союз и не щади их" (Втор. 7:2). "А в городах сих народов, которых Господь, Бог твой, дает тебе во владение, не оставляй в живых ни одной души; но предай их заклятию" (Втор. 20:16-17).

После того, как Иегова предал в руки евреев Иерихон, они "предали заклятию все, что в городе, и мужей и жен, и молодых и старых, и волов, и овец, и ослов, все истребили мечем" (Иис. Н. 6:20). То же сделали евреи и со всеми жителями других взятых городов Гая (Иис. Н. 8:22-24), Ливны (Иис. Н. 10:30), Лахиса (Иис. Н. 10:32), Еглона (Иис. Н. 10:35), Хеврона (Иис. Н. 10:37), Давира (Иис. Н. 10:39), Асора (Иис. Н. 11:11).

Если евреи, о которых говорилось выше, все же были наказаны за проступки, свои или чужие, хоть и по современным меркам незначительные, то в чем провинились многие тысячи уничтоженных коренных жителей "земли обетованной"? И чем успел провиниться новорожденный сын Давида, которого умертвил Иегова в назидание Давиду (2 Цар. 12:25)?

Главным мотивам жестокости Иеговы к отдельным представителям Избранного народа была ревность. В книге Исход читаем: "ты не должен поклоняться богу иному, кроме Господа; потому что имя его "ревнитель"; Он Бог ревнитель" (Исх. 34:14). Возникает резонный вопрос: если Иегова единственный бог, то откуда взяться ревности к другим богам? И может ли являться ревность чувство по своей природе низкое и приземленное атрибутом истинного Бога?

В той же книге Исход читаем: "я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода" (Исх. 20:5). Считаете ли вы справедливым наказание детей за грехи их отцов, и может ли так поступить Бог, который высшая справедливость? Есть и конкретные примеры, когда Иегова наказывает детей за вину отцов: когда Иегова устами Самуила призывает евреев отомстить амаликитянам, которые воевали с ними во время их исхода, он повелевает царю Саулу: иди и порази Амалика, и истреби все, что у него; и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла (1Цар. 15:3).

В целом, если непредвзято обозначить образ Иеговы, каким он предстает в первых книгах Ветхого Завета, больше всего он напоминает самовлюбленного, ревнивого и не терпящего пререканий древневосточного деспота, с легкостью посылающего подданных на казнь за малейшую провинность. Характерен такой эпизод: во время Исхода Иегова, воспылав гневом на свой Избранный народ, который начал поклоняться вылитому из золота тельцу, вознамерился истребить народ, и только благодаря увещеваниям Моисея не сделал этого (Исход, глава 32). Моисей в этом эпизоде напоминает мудреца и заступника, увещевающего гневливого и сумасбродного царька.

Ревнивость не единственная "человеческая" черта, приписываемая Ветхим Заветом Иегове. Является ли Бог всеведущим? Адам и Ева, совершив грехопадение, скрылись от лица Господа Бога между деревьями рая. "И воззвал Господь Бог к Адаму, и сказал ему: где ты?" (Быт. 3:9). Выходит, от всевидящего Бога можно спрятаться под кронами деревьев? В случае с Содомом и Гоморрой, Господь решил "сойти и посмотреть", дабы убедиться, что Содомляне действительно заслуживают кары. "Сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко мне, или нет; узнаю" (Быт. 18:21). Выходит, всеведущий Господь не был уверен в этом наперед?

Может ли Бог быть непостоянным, непредусмотрительным, сожалеть о своих прошлых поступках? Вряд ли, и в (Мал. 3:6) читаем "Ибо Я Господь, Я не изменяюсь". Или, все же, может? Читаем: "И раскаялся Господь, что создал человека на земле" (Быт. 6:6). Или еще: "Жалею, что поставил Я Саула царем"(1 Цар. 15:11). Видим, что якобы всеведущий Господь может сожалеть о своих прошлых поступках. Нет ли здесь парадокса?

Может ли истинный Бог лгать? Ответ, думаю, всем очевиден. Но вернемся к истории, с которой мы начали изгнанию из рая. "А от дерева познания добра и зла, не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь" (Быт. 2:17). Но Адам как известно в тот же день не умер, а прожил еще 130 лет (Быт. 5:3), родив трех сыновей.

В 1-ой книге Царств читаем: "А от Саула отступил Дух Господень, и возмущал его злой дух от Господа" (16:14). То же читаем в (19:9). Может ли Бог быть источником "злого духа", побуждающего людей к плохим поступкам? Но, согласно Библии, именно это произошло в случае с Саулом. Похожее произошло и в уже упоминавшихся случаях с египтянами и ханаанеями, которым Иегова "ожесточил сердце".

В Малахии (Мал. 1:2-3) и Послании к Римлянам (глава 9) читаем, что Иегова возлюбил Иакова и возненавидел Исава по собственному произволу, без каких-либо мотивов и поводов с их стороны. "Итак, помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего" (Рим. 9:16). "Итак, кого хочет, милует; а кого хочет, ожесточает" (Рим. 9:18). Или вспомним книгу Бытия, где Иегова без видимых причин отдает предпочтение Авелю перед Каином: "И призрел Господь на Авеля и на дар его; а на Каина и на дар его не призрел" (Быт. 4:4-5). Но разве такой произвол согласуется с представлением о справедливом боге? Может ли истинный Господь покарать кого бы то ни было по собственному произволу, безо всякого повода?

Часто подчеркивают, что евреев, в отличие от других народов, отличал строгий монотеизм, вера в единого и единственного бога. Но в Ветхом Завете можно найти косвенные опровержения этого. Если Иегова единственный Бог, то почему тогда часто о его действиях говорится во множественном числе? Например, "Сойдем же, и смешаем там язык их" (Быт. 11:7), или "И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло" (Быт. 3:22). Кто такие "Мы", если Бог один?

Иегову иногда противопоставляют "фальшивым" богам соседних с израильтянами народам: те боги, де, требовали от людей кровавых человеческих жертвоприношений, жестоких и бессмысленных ритуалов, тогда как служение Иегове подразумевало гуманизм, справедливость, добро. Но так ли это? В Книге Судей описывается как раз человеческая жертва Иегове. "И дал Иеффай обет Господу и сказал: если Ты предашь Аммонитян в руки мои, то, по возвращении моем с миром от Аммонитян, что выйдет из ворот дома моего на встречу мне, будет Господу, и вознесу сие на всесожжение" (Суд. 11:31). После того, как Иефай с Божьей помощью одержал победу, "И пришел Иеффай в Массифу в дом свой, и вот, дочь его выходит на встречу ему с тимпанами и ликами: она была у него только одна, и не было у него еще ни сына, ни дочери" (Суд. 31:34). "По прошествии двух месяцев, она возвратилась к отцу своему, и он совершил над нею обет свой, который дал, и она не познала мужа" (Суд. 31:39). Как видим, Иегова не воспротивился такой человеческой жертве, по крайней мере, об этом ничего не сказано: дочери Иеффая повезло меньше, чем Исааку, которого едва не принес в жертву Авраам.

Из Ветхого Завета очевидно: древние евреи вряд ли представляли себе Иегову всезнающим, добрым и всепрощающим богом, который "есть любовь". Возьмем высказывание Исайи: "Я образую свет и творю тьму, делаю мир и произвожу бедствия; Я, Господь, делаю все это" (Исайя 45:7).

Как сообразуется это высказывание с представлением о добром и справедливом боге? Может ли такой бог "производить бедствия" и "творить тьму"? Ответ, как ни странно, находим в Новом Завете: "Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые; не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые" (Матв. 7:17-18).

Так какое же из этих деревьев представляет Иегова, который одновременно творит добро и зло? МОЖЕТ ЛИ ОН БЫТЬ ОДНОВРЕМЕННО ДОБРЫМ И ХУДЫМ ДЕРЕВОМ? Иисус дает однозначный ответ: НЕТ, ДЕРЕВО МОЖЕТ БЫТЬ ЛИБО ДОБРЫМ, ЛИБО ХУДЫМ.

Надо сказать, что идея о том, что проповедь Иисуса совсем не является продолжением и развитием традиции поклонения Иегове, заложенной Моисеем и пророками, совсем не нова. Ей по меньшей мере 1850 лет! В 140 году н.э. в Рим приехал Маркион судовладелец из Синопа, который перед этим долго путешествовал по городам Средиземноморского и Черноморского побережий, где в местных христианских общинах апостольская традиция сохранилась в наиболее чистом и неискаженном виде. По мнению Маркиона, первоначальное, истинное христианство было сильно искажено и испорчено новообращенными евреями, которые пытались приспособить его к привычному им с детства верованию в Мессию будущего царя из династии Давида, который вызволит евреев из-под гнета иноземцев и возродит золотой век Израиля. Маркион создал первый в истории христианский канон и книгу Антитезисы, в которой, последовательно сопоставляя изречения из еврейского Писания и известные высказывания Иисуса Христа, показывает, что деяния Иеговы противоречат идее доброго и всепрощающего Бога, которого проповедовал Иисус.

В изречениях Иисуса, вошедших в Новый Завет, нигде не упоминается имя Иеговы. Принято считать само собой разумеющимся, что, говоря о Боге, Иисус имеет в виду именно его, но имеются основания для сомнений в этом.

Например, Иисус говорил: "И пославший меня Отец Сам засвидетельствовал о Мне. А вы ни гласа Его никогда не слышали, ни лица Его не видели" (Иоан. 5:37). "Бога никто никогда не видел" (1 Иоан.4:12). Но Моисей видел и разговаривал с Иеговой, также с ним разговаривали еврейские пророки. Например, в книге Исход говорится: "И прошел Господь пред лицем его, и возгласил" (Исх. 34:6). "И говорил Господь с Моисеем лицем к лицу, как бы говорил кто с другом своим" (Исх. 33:11). Удалось это и Иову:"Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя" (Иов. 42:5).

В 2 послании Павла к Коринфянам говорится, что благовествование закрыто "для неверующих, у которых бог века сего ослепил умы, чтобы для них не воссиял свет благовествования о славе Христа, который есть образ Бога невидимого" (2 Кор. 4:4). Кто же этот "бог века сего", которого Иегова противопоставляет "невидимому богу"? Можно ли называть Иегову "невидимым", если он не раз являлся отдельным персонажам Ветхого Завета? В "век", в который проповедовал Павел, евреи знали только одного бога Иегову, кто же еще тогда мог бы быть "богом века сего"? Есть ряд примеров в Ветхом Завете (о которых говорилось выше), в которых Иегова "ожесточал сердца" людей, поэтому вполне в его духе было также "ослепить умы".

Иисус называет Бога "мой небесный отец" (напр., Мат. 16:17). Не подразумевает ли это, что Иисус, как и все мы, имел и земного отца? В противном случае, почему он не называет Бога просто "мой отец"? Не опровергает ли это укоренившийся миф о "непорочном зачатии" Иисуса? К тому же, если Иисус не был сыном Иосифа, откуда взяться "родословию Иисуса Христа" (Мат. 1:1-17), с которого начинается Новый Завет?

Всем хорошо известна резкая противоположность этики Ветхого Завета ("глаз за глаз, зуб за зуб") и Нового Завета. "Вы слышали, что сказано: око за око, и зуб за зуб, а Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую" (Мат. 5:38-39). Но ведь, согласно ортодоксальной версии, обе этики, оба повеления исходят от одного и того же Бога! Не кажется ли это невероятным? Может ли Бог быть столь изменчивым, и что побудило его изменить свои прежние повеления людям на прямо противоположные?

Иегова в Ветхом Завете не раз жестоко карает грешников, а Небесный Отец, о котором говорил Иисус, " повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных". Не чувствуете ли вы разницу между ними?

В Евангелии от Матфея читаем: "Вы слышали, что сказано 'люби ближнего своего и ненавидь врага твоего'. А я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного; ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных" (Мат. 5:43-45).

Здесь Иисус прямо противопоставляет свое учение тому, чему учил Иегова: Иисус учил любви ко всем, тогда как Иегова призывал любить ближних и ненавидеть врагов, и действительно, согласно Ветхому Завету, помогал евреям в истреблении их врагов. Могло ли такое быть, если бы Иисус был ипостасью Иеговы или его посланником?

Противопоставление продиктованных и вдохновленных Иеговой принципов и наставлений, содержащихся в Ветхом Завете, с учением Иисуса, содержится и в других местах. Например, "Доныне, когда они читают Моисея, покрывало лежит на сердце их; но когда обращаются к Господу, тогда это покрывало снимается. Господь есть дух; а где дух Господень, там свобода" (2 Кор. 3:15-17). "Итак, стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства" (Гал. 5:1). "Он дал нам способность быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа; потому что буква убивает, но дух животворит" (2 Кор. 3:6). Как видим, Христос не был очередным "толкователем" Моисеева закона; его учение в корне отличалось от традиционного иудаизма. И самое очевидное такое отличие в противопоставлении "ига рабства", которому подвержены последователи Моисеева закона (как и, по сути, любой навязанной извне "пророками" и "авторитетами" религиозной догмы), и свободы, дарованной Иисусом и получаемой теми, кто обратится к животворящему Духу Господню.

Если Иегова не истинный Бог, и не Небесный Отец, то кто же он тогда? Продукт религиозного мифотворчества древних евреев, или некое сверхъестественное существо, демон или ангел? Косвенное свидетельство в пользу последнего дает Ветхий Завет: "И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста. И увидел он, что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает. Моисей сказал: пойду и посмотрю на сие великое явление, отчего куст не сгорает. Господь увидел, что он идет смотреть, и воззвал к нему Бог из среды куста, и сказал: Моисей, Моисей! Он сказал: вот я!" (Исх. 3:2-4). Вначале написано, что Моисею явился ангел, а затем что он разговаривает с Иеговой. Не означает ли это, что Иегова всего лишь ангел?

Как бы то ни было, внимательное чтение канонических книг Нового Завета позволяет усомниться в укоренившихся в современном христианстве представлениях о Иегове Ветхого Завета как истинном Боге и Небесном Отце и о преемственности поклонения Иегове древних евреев и спасительного учения Иисуса.

 

 

Подробнее о Маркионе

На главную